«Кровь черная, сигнал светофора серый». Как видят мир дальтоники

By вкл 18.06.2018

Для этих людей кровь и трава одного цвета — коричневого. Они не различают сигналы светофора, могут надеть разноцветные носки, а в разговорах с малознакомыми стараются избегать обозначений цветов. По статистике, около восьми процентов мужчин — дальтоники. Женщин меньше — всего 0,4 процента. Как ни парадоксально, но среди цветоаномалов есть фотографы и даже художники. Например, создатель олимпийского мишки Виктор Чижиков не различает оттенки красного и зеленого.

Страдающие дальтонизмом фотограф, художник и машинист метрополитена рассказали РИА Новости, с какими трудностями они сталкиваются в повседневной жизни.

Мир в коричневых тонах«На улицу последний раз выходил шесть лет назад». Жизнь в поселке слепых

Максим Змеев — известный фотограф. Но если у Максима спросить, какого цвета, например, дом на его снимке, он, скорее всего, ошибется. Змеев — дальтоник. Он не различает оттенки зеленого и красного, при определенном освещении может перепутать черный с синим.

«Представьте, кровь я вижу в трех разных цветах. Например, если она течет по руке — черная. Если размазать по белому листу бумаги — коричневая. Ярко-красная, как для большинства людей, — только если пробирку с кровью разглядывать на свет», — объясняет Максим.

Зеленая лужайка для Змеева — коричневая, а огни светофоров загораются грязно-белым. С наступлением сумерек мир Максима и вовсе становится серым, будто на старинной кинопленке.

«Цвета я путал с раннего детства, но окончательно выяснилось, что я дальтоник, когда пошел в первый класс. Учительница давала задание нарисовать рисунок красным карандашом, но я брал в руки зеленый», — вспоминает фотограф.

Максим Змеев

Комиссия в военкомате официально подтвердила, что он — дальтоник. К слову, от воинской службы данная аномалия зрения не освобождает.

Фотограф говорит, что в повседневной жизни дальтонизм ему не сильно мешает: «Разве что прежде чем купить что-то из одежды, я всегда смотрю на сайте, какого она цвета. Кроме того, мне сложно собирать грибы. Вижу только желтые лисички, остальные, даже ярко-красные подосиновики, у меня сливаются с листвой. Часто я понимаю, что нашел гриб, только наступив на него».

Кроме того, дальтоникам сложно ориентироваться по указателям, особенно за границей. «Человек со стандартным цветовосприятием, увидев знак опасности, быстрее среагирует на красный цвет, а не на надпись «Attention». Нам же приходится считывать форму указателя (например, места, куда нельзя заходить, часто помечают крестом), надписи на знаке», — объясняет Максим.

Одна из фотографий Максима Змеева. С наступлением сумерек мир фотографа окрашивается в серые тона

В общении с малознакомыми людьми Змеев старается избегать фраз, которые касались бы цвета: «Я никогда не назначу встречу «у красного дома», поскольку просто не уверен, что он на самом деле красный. Если ошибаюсь, сразу говорю, что я дальтоник. Обычно люди воспринимают это с интересом, устраивают что-то вроде экзамена. Начинают расспрашивать, в каком цвете я вижу их одежду, окружающие предметы».

Профессиональному росту, говорит Змеев, дальтонизм не мешает. «Когда ты работаешь репортажным фотографом, цветовую гамму для тебя создает случай. Если же мне нужно снять постановочную фотосессию, заранее прикидываю, какие сочетания цветов мне нужны, и прошу модель подобрать одежду определенного колора», — описывает он тонкости процесса.

Зеленый медведь

Создатель олимпийского мишки художник Виктор Чижиков тоже дальтоник. Он даже подписывает на баночках с красками названия цветов, чтобы не перепутать. «Для меня мир предстает в бежевых тонах с яркими вкраплениями оранжевого и синего. Но в дальтонизме есть и преимущества, ведь палитра некоторых цветов у меня намного богаче, чем у обычных людей. Например, если для большинства небо в солнечный день просто голубое, то я различаю на небосводе и синий, и фиолетовый, и васильковый, и лазурный», — объясняет Виктор Александрович.

В быту, говорит художник, ему эта особенность никогда не мешала. «Разве что иногда бывает перед женой неудобно, если она надевает, к примеру, розовую блузку, а я ей говорю: «Как тебе идет этот зеленый цвет», — смеется иллюстратор.

Народный художник РФ Виктор Чижиков на презентации подарочной книги «Стихи и сказки»

Правда, Чижиков сразу уточняет: яркие оттенки он не путает: «Если на человеке, к примеру, ярко-зеленый шарф, я никогда не назову его коричневым. И естественно, я знаю, что трава и листья на деревьях зеленые. Но если передо мной свежевыкрашенный в оливковый цвет дом, скорее всего, приму его за бурый или коричневый».

Без курьезных историй в жизни не обходилось. Художник вспоминает, как однажды ему заказали проиллюстрировать басню Крылова «Квартет». Медведя, понятное дело, Чижиков решил раскрасить в коричневый, только карандаш взял зеленый. «Едва успел переступить порог дома, как мой телефон начали обрывать сотрудники редакции. «Виктор Александрович, у вас медведь зеленый. Это авторская задумка или краска закончилась?» — уточняли они. Пришлось объяснять, что я дальтоник, и зеленый цвет мое зрение трансформирует в коричневый», — рассказывает он.

Дальтонизм Виктору Чижикову передался по материнской линии — его дедушка тоже был дальтоником. Он понял, что с его цветовосприятием что-то не так, в семь лет: «Мы тогда с двоюродным братом ходили в лес за ягодами. Он показывал мне на куст с зеленой малиной, а сам уходил дальше — собирать спелую красную. А потом смеялся надо мной, когда я жаловался, что малина мне совсем не нравится. Однажды мне надоело есть кислятину, я начал собирать ягоды с куста брата. Так и понял, что не отличаю красный от зеленого».

Репродукция иллюстрации из книги Корнея Чуковского «Доктор Айболит». Художник Виктор Чижиков. Издательство «Малыш»

К слову, в молодости проблемы с цветовосприятием у Виктора Александровича были более явными. Со временем разница сгладилась. «За всю жизнь никто из художественных редакторов, принимающих у меня иллюстрации, ни разу не заподозрил, что я дальтоник. Иногда я сам об этом рассказываю — и все сильно удивляются», — признается он.

«Водить поезда моя особенность не мешала»

Свою настоящую фамилию житель Харькова Андрей Безруков просит не называть. Дело в том, что, будучи дальтоником, молодой человек полтора года работал машинистом метро. А до этого проходил практику в качестве помощника машиниста на железной дороге. Сейчас он живет за границей, но не исключает, что через год-полтора захочет вернуться на Родину и устроиться на прежнюю работу.

«Я с детства знал, что являюсь цветоаномалом. Когда мне было лет пять, родители привели меня к окулисту. На плакате были изображены разноцветные фигуры, врач попросил показать их аналог на другом рисунке. Некоторые я угадать не смог», — вспоминает Андрей.

Он не различает красный и желтый цвета, иногда путает темно-синий с фиолетовым, светло-зеленый с серым. Но несмотря на аномалию зрения, решил поступать в железнодорожный техникум: «Поездами я был увлечен с детства, поэтому решил, что найду способ обхитрить медицинскую комиссию».«Отключиться мог прямо на светофоре». Как живут больные сном россияне

Несколько месяцев молодой человек тренировал цветовосприятие: запоминал расположение огней на железнодорожных светофорах, просил друзей подсказывать ему, какого оттенка тот или иной предмет. Медкомиссию он в итоге прошел, хотя и признается, что пришлось схитрить.

«Я попал на практику дублером помощника машиниста. Сразу скажу: водить поезда моя особенность не мешала. Ночью светофоры видел гораздо четче многих коллег. Днем разглядеть сигналы было сложнее, так как свет от линз светофора в дневное время суток менее яркий. Но проявлялось это на дальних расстояниях, на которых даже у обычных людей зрение дает сбой. Кроме того, на железной дороге есть свои особенности в светофорной сигнализации, легко предугадать, какой сигнал за каким следует», — говорит Безруков.

После практики Андрей поступил на курсы машинистов метро, где опять же без проблем прошел медкомиссию: «Перед осмотром у окулиста сильно нервничал, до утра повторял таблицы, боялся, что меня раскусят. Но проблем не возникло».

По словам харьковчанина, иметь идеальное зрение машинисту подземки вовсе необязательно. «Да, светофоры в тоннелях есть. Но чаще машинисты ориентируются по табло на пульте управления, на котором указана разрешенная скорость движения. Чем ближе до станции или впереди идущего состава, тем меньше будет разрешенная скорость», — объясняет Безруков.

Тест Ишихара

Он даже умудрился получить автомобильные права, хотя на Украине, как и в России, выдавать их дальтоникам запрещено. «Я не считаю, что представляю угрозу для других водителей или пешеходов. Мне кажется, управлять автомобилем можно даже при черно-белом зрении, ведь порядок цветов на светофорах везде одинаковый», — оправдывается Андрей.

«У многих дальтоников есть автомобильные права»

Предприниматель Баир Цыремпилов из Улан-Удэ уже несколько лет борется за то, чтобы при разработке правил дорожного движения, интернет-сайтов и вывесок учитывали интересы дальтоников.

«В фейсбуке я создал международное сообщество «Дальтоники, сюда!», общаюсь со многими цветоаномалами и знаю, что у многих из них есть права. Следовательно, все они потенциально несут угрозу безопасности дорожного движения. Да, все дальтоники озвучивают один и тот же аргумент: мы, мол, знаем, какой цвет в светофоре за каким следует, и не нарушаем правил. Но в экстремальной ситуации, когда неожиданно загорается красный, именно на него реагирует обычный водитель. Цветоаномал же, скорее всего, поедет дальше, ему нужно больше времени, чтобы сориентироваться в ситуации», — рассказывает Цыремпилов.

Сейчас Баир собирает подписи в поддержку идеи поменять цвета сигналов светофоров. «Чтобы дальтоники, как и все остальные граждане, могли получать права, нужно просто заменить зеленый сигнал на синий. С этим вопросом в прошлом году я даже обращался на прямую линию к президенту», — добавляет Баир.«Онемело полтела». Как живут люди с рассеянным склерозом

В некоторых странах, к слову, дорожное движение пытаются подстроить под нужды дальтоников. Например, корейские дизайнеры разработали светофор, сигналы которого выполнены в виде различных геометрических фигур. Красный свет корейцы предлагают сделать треугольным, зеленый — квадратным, а желтый оставить круглым.

Самому Баиру в повседневной жизни его особенность зрения сильно мешает: «Я уже давно сам не покупаю себе одежду, мне сложно подобрать цветовую гамму. Однажды даже надел разноцветные носки».

Хотя до определенного момента даже родственники не знали о его особенностях зрения. Когда он приносил домой вещь не того цвета, сестра думала, что он просто издевается. Так было, пока Баир едва не поставил под угрозу семейный бизнес.

«Нам нужно было заключить сделку на довольно существенную сумму, сестра попросила меня съездить домой и взять папку с документами. Несколько раз повторила, что нужные бумаги лежат в красной папке, но я в итоге привез зеленую. Тогда сделка сорвалась, мы потеряли кругленькую сумму, а сестра окончательно убедилась, что я не придуриваюсь, а вижу мир действительно по-другому», — вспоминает собеседник.С чем сталкиваются на улице люди с аутизмом

Баир говорит, что на его призыв приспособить мир под цветовосприятие дальтоников уже откликнулись создатели популярной компьютерной игры. «Раньше в ней противники были раскрашены в красный и зеленый цвета. Получалось, что для цветоаномалов всего мира она была недоступна, потому что мы просто не видели, где свои, а где — чужие. Но после моих обращений разработали специальную программу, которая меняет цвета в игре», — похвастался он.

Дальтонизмом страдали многие известные личности. Певец Джордж Майкл, например, хотел стать летчиком, но из-за изменений в восприятии цветов вынужден был забыть о детской мечте и увлекся музыкой. Не различает красный и зеленый цвета режиссер Кристофер Нолан. Это, кстати, один из самых распространенных типов дальтонизма, но не единственный. Реже всего встречается полная ахроматопсия — когда человек видит мир только черно-белым.

По данным сайта ria.ru

Инфо admin

Извините, для отправки комментария вы должны авторизоваться Авторизоваться