Бахчисарай, Заполярье, Узбекистан – долгие дороги братьев Биляловых

By вкл 20.04.2018

«Давайте сообща донесем до родных весть о судьбе солдата!» Короткий пост в соцсетях. Копия персональной карты на немецком языке. С фото смотрит молодой мужчина. Крымский татарин. Ресуль Белялов. Родился в 1921 году в Крымской АССР. Умер в 1944 году в лагере для военнопленных Люфтваффе «Наутси». Сейчас это территория Мурманской области.

В тот же вечер крымчанин Эрнест Кешфи просматривает ленту Facebook и видит в публикации одного из друзей знакомые имя и фамилию, которые не раз слышал от деда. Тому уже 90 лет, его зовут Нури Билялов и он всю жизнь ждет весточки от старшего брата, который ушел на фронт из родного села Кабарта (нынешний Красный Мак Бахчисарайского района, или по крымско-татарски — Биюк-Каралес) и не вернулся.

Еще спустя два дня в распоряжении редакции «Россия для всех» — номер телефона Эрнеста. И мы вместе с родственниками Ресуля Белялова начинаем искать тех, кто поможет восстановить и увековечить память о погибшем крымчанине.

«Увидели фото и потеряли дар речи»

О лагере «Наутси» на Кольском полуострове говорят и пишут мало, поэтому искать близкого человека здесь едва бы пришло в голову крымским татарам. Ведь где южный полуостров, а где — леса Заполярья. Но именно здесь оказался после Харьковского котла молодой Ресуль. В 1942 году война на Севере приняла позиционный характер, в следствие чего военнопленных для строительства аэродрома Люфтваффе стало не хватать. Немцы приняли решение перебрасывать сюда захваченных в плен на Украине советских солдат. Так Белялов оказался на тогда еще финской территории. Единственное сохраненное семьей фото Ресуля Белялова

Жизнь в Заполярье и в мирное время не назовешь легкой. Много пленных гибли просто от нечеловеческих условий содержания. В первое время они не имели даже бараков, где можно было бы согреться. В 2009 году поисковики провели экспедицию, обнаружили останки 309 погибших. В этом же году их перезахоронили на воинском мемориале «Долина Славы». До сих пор идет работа по розыску семей. Так карта Белялова попадает сначала к крымским поисковикам, а они уже передают в Духовное управление мусульман Крыма с просьбой разместить на имеющихся ресурсах. Неравнодушные подписчики страницы муфтията делают десятки публикаций.

«Когда позвонил сын и рассказал о том, что нашел в интернете пост, мы удивились и одновременно обрадовались, но немного сомневались. Но когда он прислал фото с картотеки, у нас пропал дар речи. Мы сразу поняли, что это он, потому что очень похож на моего отца, — вскоре пишет Левае — племянница Ресуля и мать Эрнеста — также в соцсетях. — Мы с дочкой проплакали всю ночь, распереживались ужасно, как представили, что он, такой молоденький парень и такие мучения прошел, такая судьба».

Шифровки — в камешках по карманам

Эрнест Кешфи вспоминает, как уже не раз делал попытки выяснить что-либо о пропавшем брате дедушки.

«До службы в армии он работал в колхозе механизатором. В 1941 году был призван в ряды советской армии, служил, предположительно, на территории Белоруссии (государственная граница с Польшей), в танковых войсках (было письмо с фотографией танка со словами: «Моя боевая машина»). В 1942 году было получено последнее письмо из города Харьков. Писал, что перевели в артиллерийские войска», — рассказывает Эрнест все, что ему было до сих пор известно от деда Нури. Эрнест Кешфи с дедушкой Нури Биляловым

«Он рассказывал, что жили они тогда в поселке под Мангупом (средневековый город-крепость в лесах Бахчисарайского района Крыма — ред.). В семье родилось девять детей, но выжили только три брата: Ресуль, Шевки и Нури. Ресуля призвали в армию, насколько я знаю, месяца за два до войны. Их отец — мой прадед Бекиров Белял — воевал еще во время Первой мировой войны, попал в плен, бежал. Увы, я не знаю даже его год рождения. Когда один из сыновей там оказался, он очень переживал за него. Сам ходил в военкомат и просил, чтобы его забрали, а сына вернули. Конечно, это было невозможно. Прадед тоже ушел на войну и тоже пропал в 42-м году без вести где-то под Керчью», — вспоминает Эрнест. Белял Бекиров также пропал без вести в 1942 году

По его словам, семья всю жизнь искала также и отца. Младший сын Нури нашел даже двух сослуживцев, один из которых рассказал, что лично закрыл глаза погибшему Бекирову Белялу, другой — что он, напротив, выжил и был переброшен в Тамань. Позже поиски продолжил внук, но до сих пор они безуспешны.

«Сам дед не служил, но помогал партизанам. Он рассказывал, как носил им продукты: хлеб, молоко и чем еще могли помочь они с матерью Анифе. Кроме того, собирал для них еще и важные сведения. В то время немцев в окрестностях было очень много. Дед делал следующее: выгонял корову пастись на поляну, откуда было видно немецкую технику. Брал с собой рогатку и стрелял по птицам. Для рогатки нужны были камешки. И вот он эти камешки собирал и незаметно складывал в нужном количестве по карманам. В левый карман — по количеству танков, в правый — по количеству пушек. Потом партизанам рассказывал», — делится внук. Нури Билялов в молодости (справа)

Пять дочерей и еще один Ресуль

Потом была депортация. Поиск еще больше осложнился, как и других семей крымских татар. Они оказались вдали от Родины. Началась путаница в документах.

«Брата моего деда, насколько я понимаю, звали в семье Ресулом — без мягкого знака. Но у немцев он уже Ресуль. Прадеда звали Белял, двоих детей затем записали Биляловыми, а в Средней Азии они вообще были Билоловыми. К тому же до 56-го года были в спецпоселении вообще без документов. Как тут искать в архивах? Семья — мать и два сына — попала в Джумашуй Наманганской области. Жили в бараках, работали в колхозе. Даже из поселка в поселок перемещаться не могли. Возвращались уже 86-м году. Письма от Ресуля и документы при возвращении потеряли», — вспоминает Эрнест. 

Большинство крымских татар, приезжая на полуостров, надеялись обнаружить свой дом или хотя бы жить в том же селе. Нури Билялову не повезло найти родные стены. Он решил поселиться в Междуречье — селе в предгорье Ай-Петри. Дорога к первому по возвращении крымскому дому была настолько плоха, что подвезти к нему контейнер с вещами не удалось. По словам внука, дед принял решение оставить нажитое у родственников в селе Некрасово Красногвардейского района Крыма. Затем он вовсе перебрался в это село, где так до сих пор и живет. Нури Билялов с семьей

«Деду 90 лет, но он очень активный человек, все время в движении, — рассказывает внук. Сейчас он стал духовным служителем мечети — помощником имама. Поэтому у него каждый день — какие-то дела и встречи. Умер кто-то, или женится — все самые горестные и радостные события в селе не обходятся без Нури Билялова. Что интересно, он всю жизнь искал отца и брата, и поэтому очень хотел сына. Это вообще важно для наших мужчин. И у деда, можете себе представить, родилось пять дочек. Поэтому когда у его брата Шевки появился внук, дед настоял на том, чтобы его назвали Ресулем. Хотя и дошло до скандала. Ведь считается, что нельзя называть в честь пропавших без вести. Но он настоял, и так в семье появился еще один Ресуль Билялов», — делится Эрнест.

По его словам, первой реакцией дедушки на новость о судьбе брата была просьба перезахоронить его останки: «Хочет, чтобы он вернулся в родную землю — в крымскую».

Редакция «России для всех» ведет активную работу с мурманским отделением волонтеров победы, местной администрацией, поисковиками и семьей. Надеемся, что мечта Нури сбудется и его погибший в ту страшную войну брат вернется домой.

По данным сайта ria.ru

Инфо admin

Извините, для отправки комментария вы должны авторизоваться Авторизоваться